ЮЦ "Гарантия права" "загоняло" активы АТФБанка под конкретных покупателей (пример ООО «ХШСК»)

Набрел тут на комичный спор за 80 тысяч рублей (Дело NoА78-11049/2018) между ЮЦ «Гарантия права» и ООО «Нерчинский Полиметаллический Комбинат» (Группа компаний «Вояджер»). Спор вокруг недоплаты по договору консалтинга с целью покупки  «Хара-Шибирьского сурьмяного комбината» (КУ Алексей Константинов из Ассоциации ВАУ «Достояние»).   

В договоре прямо прописана обязанность ЮЦ «Гарантия права» вести переговоры с АТФБанком как мажоритарным кредитором с целью приобретения покупателем ООО «ХШСК», успешно угробленного казахским менеджментом.  

Судя по всему ЮЦ «Гарантия права» добросовестно исполнил свою работу, но покупка сорвалась. 

Я к чему этот эпизод вспомнил? К тому, что загадочный казахский номинал Андрей Фешин, скорее всего, был дан Вячеславу Алексину АТФБанком. В рамках такого же договора с ним о «сливе» АТМаркетов по «правильной» цене «правильному» покупателю в лице "Агатом Партнерс Лимитед" (Объединенные Арабские Эмираты).   


PS

Финансовый омут забайкальской сурьмы. Или как казахские олигархи уничтожали забайкальский комбинат?

«Эффект», № 44(1019) от 30 октября 2013 года

То, что в недрах Забайкалья содержится вся таблица Менделеева, вроде бы, можно оценивать как безусловное конкурентное преимущество нашего региона перед соседями.  В действительности природная кладовая забайкальских недр активно работает на благосостояние заезжих и забугорных олигархических групп, а никак не на процветание нашей малой родины.

Наглядным подтверждением этого тезиса является история Хара‐Шибирьского сурьмяного комбината. Предприятие, расположенное в Могойтуйском районе, начало работу семь лет назад и должно было стать если не флагманом, то одним из приводных ремней региональной экономики точно. К лету 2013 года из успешно работающего предприятия откачаны все финансовые соки, комбинат без нескольких минут банкрот. Рабочие без зарплаты, а районный и краевой бюджеты без налогоплательщика.

Кто и как топил уникальное предприятие? Подробный ответ в расследовании «Эффекта».

Тихая экспансия

ООО «Хара‐Шибирьский сурьмяной комбинат» (ООО «ХСК») было зарегистрировано в Агинском Бурятском автономном округе 21 июня 2006 года. Комбинат должен открытым способом добывать сурьмяные руды и концентрат на Жипкошинском рудоуправлении и перерабатывать их в металлическую сурьму. Учредителями нового горнорудного бизнеса стали три российских юрлица (ООО «Оникс» — 38 %, колхоз им.Кирова — 11 % и ООО «Старательская артель «Степная» — 51 %).

Через несколько месяцев после торжественного перерезания красной ленточки и пары репортажей на областном ТВ на Хара‐Шибирьском комбинате уже без всякой помпы поменялись учредители. Доли «Оникса» и колхоза им.Кирова получает некое ТОО «F-Консалт» из Казахстана. В 2008 году к числу казахских учредителей ХСК добавилась еще одна казахская фирма — ТОО «К-Antimony».

51 % Хара‐Шибирьского сурьмяного комбината остался в собственности нашей старательской артели «Степная». Однако российским активом комбинат уже к 2008 году можно было назвать лишь условно. Добычу сурьмы в Забайкалье прочно контролировал казахский менеджмент.

Компания «АТФ‐Инвест», принадлежащая крупнейшему частному банку Казахстана, за которым, в свою очередь, стоит фигура молодого казахского олигарха Галымжана Есенова (состояние 0,5 миллиардов долларов), стала владельцем 95 % в ООО «Забайкальская сурьма». Этой компании принадлежала 100‐процентная доля в ООО «Старательская артель «Степная», которой, в свою очередь, принадлежал 51 % доли в Хара‐Шибирьском сурьмяном комбинате, номинально еще считавшейся российской.

Экономическая география

ИНТЕРЕС казахского капитала к забайкальскому месторождению для сведущих людей являлся секретом Полишинеля. Нигде особо не афишировалось, все сопричастные знали, что «АТФ‐Инвест» еще в 2005 году приобрела 70 % госпакета акций одного из крупнейших в СНГ и мире Кадамжайского сурьмяного комбината (Киргизия). За предприятие казахи заплатили 2,4 млн долларов и обещали инвестировать еще 11.

Однако на момент совершения этой сделки века Кадамжайский комбинат простаивал из‐за серьезной нехватки сырья. Чтобы его восполнить, и было принято решение приобрести Жипхошинское месторождение сурьмяной руды в Читинской области. Сказано — сделано. О том, что забайкальский актив нужен казахским бизнесменам исключительно для «кормежки» крупного комбината в Кыргызстане, знало и правительство этой среднеазиатской страны, включившее покупку месторождения в АБАО в свой план мероприятий по обеспечению ускоренного экономического роста в республике.

Таким образом, для казахских инвесторов комбинат в Кыргызстане был первичен, месторождение в Читинской области — сугубо вторичным. Из этого вытекало и отношение к забайкальскому активу. История Хара‐Шибирьского сурьмяного комбината с 2 006 по 2013 год — это почти полный набор олигархических фокусов. Начиная с продажи сырья через оффшоры и заканчивая «химией» с налогами и зарплатами.

Из Забайкалья в Кыргызстан через Дубай

Уже с 2007 года продажу забайкальской сурьмы начали вести через оффшорные зоны. «Сурьму металлическую, содержащуюся в руде сурьмянистой» у Хара‐Шибирьского комбината по 800 долларов за тонну покупала дочерняя структура «Забайкальская сурьма».

Потом металл перепродавали уже по 1 700 долларов некоей компании «Technolize FZE», зарегистрированной в городе Дубай (Объединенные Арабские Эмираты). У оффшорки покупателем, в свою очередь, выступал уже сам Кадамжайский комбинат, но уже по 3 000 долларов за тонну. Разумеется, все эти телодвижения происходили исключительно на бумаге. В действительности сурьма грузилась в вагоны в Агинском округе и сразу же шла в Кыргызстан.

Дубай в схеме реализации необходим был для манипуляций с налогообложением. В России налоги платились с 800 долларов, в оффшорах плата была минимальной, а значит, 2 200 долларов с каждой тонны, как мы предполагаем, уходили в карман казахстанских горнорудных баронов.

С течением времени схема реализации менялась, но дубайская оффшорка была в ней до 2012 года. Результаты такой деятельности отражены в материалах проверки ИФНС № 1 по Забайкальскому краю от 10 августа текущего года. По мнению налоговиков, «вся деятельность, касающаяся реализации руды сурьмянистой, является противоправной и уклоняющейся от налогообложения в Российской Федерации с целью получения необоснованной налоговой выгоды». Общая задолженность предприятия по разным налогам превысила 150 миллионов рублей. Почему при этом молчит налоговая, которая при банкротстве должна представлять интересы государства?

Зарплата как рудимент?

Вдобавок ко всем прочему, в Хара‐Шибири не выплачивалась зарплата. В сентябре 2013 года лишь по требованию прокуратуры 103 работникам ООО «Хара‐Шибирький сурьмяной комбинат» погашен долг по зарплате на сумму более 3 миллионов рублей.

Задолженность по заработной плате образовалась с конца 2012 года. Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в Сибирском федеральном округе Иван Семчишин объявил руководителю указанной организации предостережение о недопустимости нарушения закона, предупредив о возможной ответственности за непогашение задолженности.

Практика тяжб по выбиванию работниками своих же заработанных денег показывает, что если бы не было обращения в прокуратуру, то задолженность по зарплате могла гаситься едва ли не вечно.

И, кстати, до сих пор не ясно, погашена ли по факту вообще эта задолженность или нет?

Где деньги, Зин?

В июне 2013 года в отношении ООО «Хара‐Шибирьский сурьмяной комбинат» была введена процедура наблюдения (одна из процедур процесса банкротства. — Авт.). Ее целью является обеспечение сохранности имущества должника и проведение анализа финансового состояния.

Результаты анализ дал весьма примечательные. Только с 2 006 по 2011 годы на банковские счета предприятия поступило 14,8 млрд. рублей. Из них только 1,4 млрд. поступили на российские расчетные средства. Остальные 13 с лишним миллиардов ушли на счет, открытый в казахском АТФ‐банке, и о котором налоговики много лет были ни сном, ни духом. Не правда ли, интересная получается бухгалтерия, когда только 10 % стоимости отгруженной продукции остается в России, а 90 — уходит забугорным хозяевам. Такого соотношения, по мнению автора, не было даже при колониальной экономике.

И второй момент. Арбитражный суд Забайкальского края по требованию АТФ‐банка утверждает кредиторскую задолженность в размере 196, 6 млн.рублей. Это обстоятельство заставляет задать вполне резонный вопрос. Неужели банк, пропустив через свой счет, открытый у себя же, более 13 миллиардов, не забрал бы обратно свои кредитные 196 миллионов? Банальная логика показывает, что забрал бы.

Вместо эпилога

В общем, всё почти совсем, как в сказке. Чем дальше, тем интереснее. Деятельностью Хара‐Шибирьского сурьмяного комбината заинтересовался Следственный комитет. В отношении одного из директоров комбината и неустановленных лиц было возбуждено уголовное дело за неуплату налогов в особо крупных размерах (ст.199 УК РФ).

О финансовых художествах казахских учредителей забайкальского сурьмяного бизнеса в курсе и другие правоохранительные органы, суд, а также губернатор Забайкальского края Константин Ильковский. Будем надеяться на их объективность.

«Эффект» намерен следить, как развиваются события.

Алексей БУДЬКО

Источник: http://nedradv.ru/news/branch/?id_obj=ce25858e63a5838402c0bb8d73031b3e
Copyright: nedradv.ru

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened