Меня обещают убить. Открытое письмо Губернатору Тверской области Игорю Рудене

Уважаемый Игорь Михайлович, 

Я проводил журналистское расследование в отношении Тверского стекольного завода. В статье я рассказал как и кем ограблен инвестор Юрий Ревизников, который вложил 700 миллионов рублей в реальный сектор экономики Тверской области и создал лучший в России стекольный завод. 

За эту правду меня пообещал убить фактический бенефициар ООО «ТСЗ» Игорь Радионов, который проживает в Испании и получил контроль над заводом в результате рейдерского захвата и предумышленного банкротства, при попустительстве и, возможно, поддержке правоохранительных органов и чиновников Тверской области. 

В связи с этим, у меня есть к Вам две просьбы и одно предложение: 

1. Прошу Вас найти возможность напомнить Игорю Радионову, что 90-е годы позади и предложить отказаться от мысли «умыть меня кровью» и засунуть «яйца в рот и ручку в зад» (цитаты), а также лично проконтролировать возбуждение, расследование и передачу в суд уголовного дела по статье 119 УК РФ («Угроза убийством»). Отмечу, что Радионов звонил мне с личного сотового телефона, представился и, судя по всему, он абсолютно уверен в своей безнаказанности или «поддержке» со стороны правоохранительных органов. 

2. Прошу  Вас организовать проверку деятельности правоохранительных органов и чиновников Тверской области, продуктом бездействия которых в отношении событий вокруг ООО «Тверской стекольный завод», на мой взгляд, является этот обнаглевший бандит. Потерпевшими написаны десятки заявлений о совершенных преступлениях (включая убийство и несколько покушений на убийство), но все они утонули в коррупционном болоте. Чиновники, силовики и судьи, связанные отношениями (телефонные переговоры, переписка, общий бизнес и пр.) с человеком, открыто заявляющим о готовности убить оппонента, должны быть отстранены от занимаемых должностей. Надеюсь, что Вы с этим согласны, а современное российское законодательство позволяет в рамках уголовного дела получить данную информацию совершенно законным образом. 

3. Предлагаю Вам вместе со мной на примере рейдерского захвата и предумышленного банкротства ООО «Тверской стекольный завод» провести открытое журналистское расследование и вскрыть реальные механизмы «работы с инвесторами» в Тверской области. Моё расследование показало, что  бенефициаром Тверского стекольного завода стал бандит с «простыми методами», который за это открыто угрожает мне убийством. Завод с активами на три миллиарда обанкрочен за долг в 300 тысяч рублей, прибыль выведена через фиктивные торговые дома, налоги и взносы в пенсионный фонд не выплачиваются. Арбитражный судья Андрей Матвеев грудью защищает конкурсного управляющего Дмитрия Кабанова, который назначен рейдерами. Инвестор Юрий Ревизников разорен и вынужден скрываться от приставов и бандитов.

Полагаю, что до тех пор пока из трагедии инвестора Юрия Ревизникова Вами не будут сделаны выводы, любой инвестор в Тверскую область может быть разорен и убит Игорем Радионовым и связанной с ним группой лиц с «длинными руками» (цитата, см. стенограмму). В заключение добавлю, что инвестор Юрий Ревизников выжил лишь чудом, вместо него, видимо по ошибке, в загородном доме заживо сожгли отца.  

PS

Дополнительно сообщаю, что я подал заявление в правоохранительные органы России, Испании и Швеции, так как г-н Радионов имеет шведское гражданство и проживает в настоящий момент в Испании. 

Приложение: 

1. Стенограмма и аудиозапись угрозы убийством со стороны И.Радионова в адрес В.Спирягина

2. Видеоверсия: https://www.youtube.com/watch?v=Er6oURXbN0k 

 30 августа 2017 года 

Журналист  Владимир Спирягин

Стенограмма

телефонного разговора Игоря Радионова (И) и Владимира Спирягина (В), состоявшегося по инициативе Радионова 30.08.2017.

В- Ало.

И- Добрый день.

В- Добрый день, добрый, слушаю Вас.

И- Это Владимир.

В- Да. Владимир.

И- А, ну понятно, это Вас Игорь Радионов беспокоит.

В- Как, как, не понял?

И- Не понял, да? Игорь Радионов.

В- Очень, очень приятно, просто плохо слышно мне, с фоном идет.

И- Может перезвонить Вам тогда?

В- Не, не нормально. Просто сейчас по улице иду, у меня телефон в машине валялся и поэтому все Ваши звонки я не слышал просто.

И- Угу. Хорошо, я по поводу Вашего сообщения мне, а как мне это трактовать вообще, что это такое, это как угроза? Или, что, что это такое?

В- Это ссылка на материал, на сайте Мосмонитора, а, про Тверской Стекольный Завод, коим я занимался все лето, там расследованием по нему, был там несколько раз в Твери, со многими общался, так что вот я Вам просто результат своей работы переслал. И плюс сообщить, что будет пресс-конференция в Москве, я думаю недели через полторы, куда я пригласил.

И- Меня не совсем, совсем не устраивает расследование и ходы расследования Вашего Владимир.

В- Так Вы можете высказаться на это тему, понимаете как. 

И- А не, а не задумывались ли Вы о том, что однажды утром Вы можете проснуться со своими яйцами во рту и с ручкой в жопе, которой Вы это писали, друг мой. Что думаете по этому поводу?

В- Ну как, это угроза, я думаю с Вашей стороны.

И- Ну да, конечно, естественно, а как же Вы думали? Да, нужно как-то защищаться, как-то защищаться.

В- Ну это что, тот способ которым следует защищаться? Есть законные способы, в суд идите, если это клевета, но там же ни слова клеветы нету? У меня же документы есть.

И- Да я не на столько образован, чтобы идти в суд. У меня прямолинейные очень методы. Вы же, Вы же в курсе, правильно?

В- Да вот я в курсе, что Морщиков пропал, его нет нигде. Он общался со мной, сказал, что, что его «Заказали» он сказал.

И- У-у, вот так незадача. Вот так незадача. Видите как. Смотрите, какие вещи Вы можете рассказать нашим правоохранительным органам можете раскрыть глаза на что, да?

В- Но его нет.

И- Я предлагаю, смотрите, я предлагаю Вам конечно свернуться по всей этой, я не знаю кто Вас попросил об этом, но поверьте мне, Вы не на правильном пути. У Вас на самом деле могут быть проблемы. Я не знаю, не знаком с Вами, но очень не хотел бы, чтобы пострадали невинные люди.

В- Ну, я понял Вас, но дело все в том, что я то уже сделал, я сейчас уже работаю на совершенно другие темы, то есть я так работаю уже много лет по всей России, и что? Я сейчас на другой регион работаю да.

И- Я понял. Мы в курсе. Хорошо. Ну мы просто хотим Вам об этом Вас, сообщить Вам об этом.

В- Нет, а дело в том, что уже все, материал вышел, что еще-то? Больше эта тема мне как бы не интересна. И в Твери я уже не появлюсь.

И- Послушайте меня внимательно, да Владимир, вот то, что Вы Стокгольм затронули, Стокгольм затронули Вы, это Ваша самая большая ошибка. Поверьте мне, умоетесь кровью. Я Вам это обещаю.

В- Ну что, спасибо за предупреждение, кто предупрежден, Сами понимаете.

(Перебивает)

И- Да, да, так что смотрите и смотрите в оба сейчас, да, да, будьте внимательней, поэтому, поэтому, я, я как бы на первые Ваши статьи, на вторые, третьи, поэтому думал как-бы человек отсечется как-то, ну смотрю не остановить, ну есть методы немножко другие.

В- Так нет, Дело вот в чем, Вам изначально нужно было выйти на меня, переговорить, Пуляева прячется от меня, я телефон есть ее я звонил, никто на контакт не вышел.

И- А Вы кто такой, чтобы на Вас выходить, Вы кто такой? О чем Вы сейчас говорите? Это Ваша, я так понимаю это Ваша личная заинтересованность? Ну вот мы сейчас с Вами как с частным лицом бороться и будем теперь, с клеветой, с клеветой. Какой путь, путь, какой изберем (смеется) сейчас даже не знаю, но постараюсь самый изощрённый, поверьте мне, возможности у нас для этого есть, постараюсь самый изощренный, поэтому, поэтому на счет яиц во рту и ручка в жопе, постараюсь свои слова, как бы привести. А Кулибаба Вам сказал, кому он говорил, ментам говорил? Кому он говорил, что возможности такие есть? Так, что вот такие вот у нас дела. Стали Вы не на тот путь?

В- Не, ну жалко, что вы со мной не пообщались, если бы пообщались возможно подход был бы иной по этому делу. Я говорю, никто, никто, не Губернатор не вышел на связь со мной, никто, я говорю, я там был, обошел все пороги.

И- Я в курсе, где Вы были, я в курсе, где Вы были. Не в этом дело, просто я думаю, что Вам бы как-то нужно сейчас подумать, я Вам еще какой-то звонок сделаю через пару дней, Вы подумайте как сделать какое-то опровержение, или еще что-то. Потому-что, потому-что, поверьте мне, я приложу сейчас максимум усилий чтоб Вы были разорваны.

В- Ну, каким образом, это возможно, Вы же в Испании, я же в России?

И- А мне, да о чем мы говорим, у нас же длинные руки, смотрели фильм У нас длинные руки? Не в этом дело, нет преград никаких, 21 век, 21 век, о чем мы говорим, вы знаете, как, да это поверите мне, это легко и просто, поверьте мне, если не увижу от Вас встречных шагов, обещаю Вам, что (неразборчивая фраза).

В- А Вы скажите, встречные шаги в чем должно заключаться? Просто вот не понял, что Вы конкретно имеете?

И- Опровержение, опровержение сейчас срочно Вы должны написать, бес попутал, знаете как говорят, бес попутал. Вы же человек пера, знаете как написать. Что лучше, чтобы люди поверили. Вот давайте.

В- Ну дело все в том, что имеются средства массовой информации, где было опубликовано. У меня частное мнение, да? Средства массовой информации это несколько иное, это уже Мосмонитор и это реально средство массовой информации, они могут не пойти на опровержение различные и так далее, потому что как бы.

И- Ну вы уж постарайтесь Владимир, вы знаете на какие кнопки надо нажать, хорошо?

В- Ну позвоните тогда, через пару дней хотели? Меня как раз не будет некоторое время, я думаю в субботу я буду уже на месте.

И- Да какая мне разница, когда Вы будете на месте?

В- Я говорю, что телефона со мной не будет. Он будет отключен, я с другим телефоном уеду. А в субботу я появлюсь и он включен будет.

И- Владимир, советую Вам думать не тем местом на котором Вы сидите, той жопой, а головой лучше, поэтому ух как я как-то очень сильно беспокоюсь за Вас после всего этого, конечно, не знаю. Ладно, удачи Вам Владимир! В Вашей непростой жизни.

В- Спасибо, Вам тоже удачи. До свидания. 




 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened