«Мы пытаемся вернуть деньги». Директор Фонда госимущества — о пропавших 100 миллионах

Мельник Потапов выглядит на все 100, а то 200 миллионов рублей и белозубо любит детей.

Фонд госимущества пытается вернуть 91 миллион рублей в бюджет Белгородской области, рассказал Go31 директор организации Станислав Литвинов. Это оставшаяся часть суммы, которую должен выплатить области предприниматель-банкрот Николай Прохоров, взявший у региона крупный кредит на развитие предприятия по производству рыбы.

Как рассказывало ранее наше издание, Фонд госимущества в 2014 году выделил 100 миллионов рублей компании «Чистые пруды» с уставным капиталом в 10 тысяч, за которую поручились крупные российские предприятия, в числе которых был тверской «Мелькомбинат» депутата от «Единой России» Сергея Потапова. Однако позже все поручители обанкротились, а Николай Прохоров не вернул и половины взятой суммы. С тех пор платежи по этому кредиту вносить перестали.

После выхода материала корреспондент Go31 встретился с директором фонда Станиславом Литвиновым и узнал, чем руководствовались власти, выделившие такую крупную сумму, почему развалился предшественник «Чистых прудов» «Жемчужина Оскола» и как планируется возвращать деньги в бюджет.

— Как принималось решение о выдаче такого большого кредита?

— Мы действовали строго в рамках закона Белгородской области «О дополнительных социальных гарантиях молодому поколению», и каждый шаг всех, кто причастен к этой большой программе, расписан в постановлении правительства от 8 апреля 2013 года. Поэтому когда этот журналист пишет, что пришёл Прохоров, и Литвинов посмотрел в его честные глаза и дал ему 100 миллионов — это, конечно, маразм полный.

Естественно, этот проект, с которым пришёл Прохоров, он тщательно изучался. Так по любому инвестиционному проекту у нас происходит. Чтобы вы понимали, фонд «Совершеннолетие» состоит из двух основных разделов: деньги, которые мы получаем из бюджета для каждого родившегося, они на счетах каждого ребёнка до 18 лет не хранятся мёртвым капиталом, а направляются на выгодные инвестиционные проекты области.

И решает, куда их направить, конечно, не Литвинов или какой-то другой чиновник, а экспертный совет, в который входят все заместители губернатора. Прежде, чем принять решение, профильный департамент обосновывает его. Поскольку это выращивание рыбы, заключение выносил департамент АПК, затем оно рассматривалось на малом правительстве, департамент финансов и экономразвития. Затем заключение выносилось на экспертный совет — там принимается окончательное решение, одобрять или нет. Он был одобрен. На основании этого решения мы заключили договор.

Директор Фонда госимущества Станислав Литвинов

— То есть принимали решение не вы, а экспертный совет?

— Я член этого совета. Деньги мы не просто дали, а, как и банки, взяли залоги. Карельскую рыбу, личное поручительство руководителя, он поручился автомобилем и квартирой, кроме того, поручительство дополнительно на 37 миллионов дал «Мелькомбинат» — один из крупнейших в России. Кто мог знать, что у них будут внутренние разборки и начнут банкротиться?

То есть они взяли 100 миллионов, а мы в общей сумме взяли залог на 146 миллионов рублей. Только после этого мы выдали займ. Поскольку у нас деньги бюджетные, мы страхуемся.

— За несколько лет до этого появился проект «Жемчужина Оскола», который был зарегистрирован по тому же адресу, что и «Чистые пруды». Он оказался неудачным, обанкротился. Принималось ли это во внимание на экспертном совете?

— Конечно, принималось. У «Жемчужины Оскола» сначала всё шло нормально. Но там произошла трагедия: возник перебой в электричестве, и погибла рыба. Видимо, были и другие ошибки. А «Чистые пруды», как они объясняли, из-за кризиса не смогли покупать корма с импортными составляющими. Поэтому они перечислили деньги «Мелькомбинату», чтобы покупать корма у них — это мы знали. Проект экономически не окупался с дополнительными затратами на линию кормов. Но мы не оправдываем их, мы требуем возврата денег.

— Вы говорите, что вам предоставлялись документы о целевом использовании средств, то есть деньги перечислялись на закупку кормов у «Мелькомбината». А в решениях арбитражных судов говорится, что «Чистые пруды» заняли «Мелькомбинату» 79 миллионов.

— Мы этого не знаем, у нас есть документы о целевом использовании средств. Они отчитались на сумму в 73 миллиона рублей. В этой части документально было всё нормально, а что там были за займы — мы не знаем.

— Затем же долг за этот займ Прохоров цессировал компании сына владельца «Мелькомбината».

— Откуда мы могли это знать? У нас есть документы на 73 миллиона, а остальные, несмотря на наши обращения, он не предоставил.

— Когда вы узнали, что у него всё плохо, и он начал банкротиться?

— Когда он перестал платить. С октября 2015 года он перестал вносить текущие платежи. Как только заёмщик не оплатил, мы сразу подготовили претензию.

Директор «Чистых прудов» Николай Прохоров

— И сколько он успел выплатить?

— 26 миллионов рублей.

— В 2016 году суд вынес решение о том, чтобы он вернул всю сумму. За это время было ли хоть что-то перечислено вам?

— Нет.

— А пытались ли вы какими-то другими способами воздействовать? Например, написать заявление в полицию или обратиться в прокуратуру? Чтобы проверили предприятие на преднамеренное банкротство.

— Одна стадия — это гражданско-правовые отношения. У нас договорные обязательства, и два юридических лица решают это в арбитражных судах. О банкротстве на той стадии вопрос не стоял, была просто задолженность. Но когда пошли документы, связанные с банкротством, в том числе мы обратились в МВД Карелии, так как у нас там находится залог. В настоящий момент идёт проверка, она отменялась, мы с ними воюем, в том числе через прокуратуру: опротестовали отмену. Но уголовное дело не возбуждено. Залогодатель непосредственно связан с основным должником. Если заёмщик не платит, мы сразу уведомляем всех.

— А что случилось с этим залогом в Карелии? Компания «Райгуба» ведь тоже обанкротилась.

— Определением суда мы там имеет статус залогового кредитора, в случае реализации имущества компании нам отойдёт 80 процентов от суммы. Это определение дважды обжаловалось, но три инстанции суда не поддержали апелляцию. Так что эта рыба наша, после реализации будет получена сумму, которая предусмотрена законом о банкротстве.

— Дети каким-то образом пострадали? Деньги ведь были выданы со счетов «Совершеннолетия».

— Однозначно на сегодняшний день никто не пострадал. Естественно, если не удастся какую-то часть вернуть, мы понесём какие-то потери, но это не отражается на платежах. Остальные-то у нас порядочные, все возвращают, мы (Фонд госимущества, — прим. ред.) зарабатываем нормально на выдаче займов.

— И много таких заёмщиков у фонда?

— Да, мы постоянно выделяем деньги на инвестиционные проекты, и все остальные наши заёмщики порядочные. Выплаты от них поступают своевременно.

— А чем ещё занимается Фонд госимущества?

— Мы продаём государственное имущество области. Иначе говоря, приватизацией.

Репортаж государственного телеканала об успешном предприятии «Жемчужина Оскола»

— Что дальше? Как возвращать эти деньги?

— В отношении банкротов введены конкурсные процедуры. Ряд решений обжалуется заинтересованными лицами, в части «Мелькомбината» — там меняется конкурсный управляющий. У них там очень серьёзная ситуация, и видимо идёт какая-то внутренняя война, которая нам неведома. У них были миллиардные займы, в том числе от Сбербанка. Это было успешное предприятие, и соответствующие органы должны выяснить, не является ли попытка банкротства преднамеренной, чтобы освободиться от крупных займов. Мы там сбоку припёка: у них кредиторская задолженность больше трёх миллиардов, и если предприятие будет продаваться, то речь пойдёт о больших деньгах.

Что касается Прохорова, то там сделки оспариваются. Он продал квартиру и машину вопреки условиям поручительства — зная, что предприятие будет банкротиться, он рискнул своим имуществом.Без согласия фонда он не имел права реализовывать его. Мы подали соответствующий иск, конкурсный управляющий сейчас признаёт эти сделки недействительными.

В Новооскольском РОВД сейчас находится заявление по факту преднамеренного банкротства «Чистых прудов», материалы проходят проверку. И аналогичное заявление в Карелии, о котором я говорил ранее. Если в Карелии шесть раз постановления о невозбуждении уголовного дела отменялись, то здесь только один раз была отмена прокуратурой, и идёт дополнительная проверка по этим фактам.

— Вы с ним встречались?

— С его замом встречался департамент экономического развития. Есть обещания по возврату, мы не ослабляем попыток вернуть деньги.

— А с Прохоровым?

— У нас общение происходит на собрании кредиторов. Общение одно: есть решение суда, оно должно быть исполнено. 

Пруф: https://www.go31.ru/news/1894268

Игорь Ермоленко

Журналист

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened