Рубль Четверкина

Георгий Четверкин

Приложил сюжеты, по поводу которых судился Георгий Четверкин и К0. По всей видимости источник конфликта вполне корректно указан в материале "Другой Твери".  

Делал сюжеты журналист Дмитрий Нечаев. Скроено добротно, фактурно, чуть пафосно, но достаточно честно. Ответом оппонентам можно считать  довольно толковое "рекламное" интервью Четверкина, который некогда входил в сотню самых влиятельных граждан Твери.  

Из иска 4-на и к0 следует, что они планировали: "Взыскать солидарно с ОАО «Независимая телевизионная станция «Тверской проспект», ООО Рекламное агентство «Тверской проспект», Ялышевой Найли Хайдяровны, Ялышева Игоря Александровича, Нечаева Дмитрия Леонидовича компенсацию морального вреда в сумме 673 920,00 (Шестьсот семьдесят три тысячи девятьсот двадцать рублей 00 копеек) в пользу Г.К. Четверкина и компенсацию морального вреда в сумме 673 920,00 (Шестьсот семьдесят три тысячи девятьсот двадцать рублей 00 копеек) в пользу И.В. Соболевой." 

Но не вышло. Четверкин смог доказать лишь факт нравственных страданий в результате разглашения его паспортных данных.  

Заработал 1 (один) рубль.  

PS

Решение № 2-3141/2015 2-3141/2015~М-2863/2015 М-2863/2015 от 27 октября 2015 г. по делу № 2-3141/2015

Центральный районный суд г. Твери (Тверская область) - ГражданскоеСуть спора: Прочие исковые делаДело № 2-3141/15

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

27 октября 2015 года

Центральный районный суд г.Твери в составе председательствующего судьи Пержуковой Л. В., при секретаре Антиповой Т.А.,

с участием представителя истца Долиной Н.А., представителя ответчика Потехина А.А., представителя третьего лица Ролович Л.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Твери гражданское дело по иску Четверкина Г.К. к ОАО Независимой телевизионной станции «Тверской проспект» о понуждении к принесению извинений, компенсации морального вреда,

у с т а н о в и л:

Четверкин Г.К. обратился в суд с иском к ООО Телерадиокомпании «Тверской проспект» о запрете распространения персональных данных истца путем изъятия указанной информации из видеоролика «Де Факто» (выпуск от 02 августа 2015 года), понуждении к принесению извинений перед истцом в следующем выпуске программы «Де Факто», компенсации морального вреда в размере 1 рубля.

В обоснование иска было указано, что на Интернет-сайте http://tp.tver.ru/ находится размещенный 02 августа 2015 года в 21 час. 27 мин. видеоролик, который на 15 минуте 08 секунде отражает персональные данные истца (паспортные данные), содержащиеся в доверенности от 27 сентября 2014 года №301, возможные для обозрения неопределенному кругу лиц. Данный видеоролик является выпуском программы «Де Факто» от 02 августа 2015 года. Указанное выше подтверждено протоколом от ДД.ММ.ГГГГ, составленным врио нотариуса <данные изъяты> районного нотариального округа Тверской области. Интернет-сайт, на котором размещен указанный видеоролик, принадлежит ответчику, соответственно, видеоролик составлен под его руководством и с его ведома и согласия. Истец своего согласия на обозрение данных своего паспорта не давал, узнал о раскрытии персональных данных после просмотра передачи «Де Факто». Копия доверенности истцом в адрес ответчика не передавалась, участником судебного дела, для участия в котором доверенность была выдана, ответчик не являлся.

Доведение до неопределенного круга лиц персональных данных истца нанесло непоправимый вред ему и его деловой репутации, что повлекло его нравственные страдания. Истец опасается, что опубликование данных его паспорта может быть использовано в противоправных целях.

Поскольку ответчик осуществляет обработку персональных данных истца с нарушением требований закона, его действиями нарушены права истца на защиту его персональных данных, что является основанием для компенсации морального вреда.

В ходе рассмотрения дела определением суда от 22 сентября 2015 года ответчик ООО Телерадиокомпания «Тверской проспект» по ходатайству представителя истца был заменен в порядке ст.41 ГПК РФ на ОАО Независимую телевизионную станцию «Тверской проспект». Этим же судебным определением был принят отказ истца от искового требования о запрете распространения персональных данных истца путем изъятия указанной информации из видеоролика «Де Факто» (выпуск от 02 августа 2015 года), и производство по делу в части данного требования было прекращено.

В судебном заседании истец Четверкин Г.А. участия не принимал, письменно просил суд о рассмотрении дела в его отсутствие. Его представитель Долина Н.А. исковые требования поддержала, ссылаясь на обстоятельства, изложенные в исковом заявлении. Поясняла, что после подачи иска в суд персональные данные истца были удалены. Программа «Де факто» с персональными данными истца неоднократно выходила в эфир на телевизионном канале «Тверской проспект», а затем, став общедоступной, размещалась в сети интернет, тем самым было продолжено распространение персональных данных истца неопределенному кругу лиц, что усугубило его нравственные страдания.

Представитель ответчика в судебном заседании признавал факт распространения паспортных данных истца в программе «Де факто», которая после ее выхода в эфир фактически стала доступной к распространению любыми лицами, вследствие чего она была размещена в сети интернет также с персональными данными истца. В последующем из данного выпуска программы паспортные данные истца были удалены. Право истца на компенсацию морального вреда в случае распространения его персональных данных прямо предусмотрено законом, истцом заявлен минимальный размер компенсации, который ответчик не оспаривает. Относительно возложения на ответчика обязанности по принесению извинений его представитель возражал, поясняя, что такой способ защиты нарушенного права истца законом не предусмотрен, кроме того, ответчик не уполномочен обязать автора программы включить в нее принесение извинений. Кроме того, полагал, что истец в целях пресечения распространения персональных данных мог обратиться сразу же к оператору, то есть к ответчику, либо в Управление Роскомнадзора по Тверской области, что могло сократить период распространения персональных данных.

Представитель третьего лица, оставляя разрешение спора на усмотрение суда, подтвердил позицию третьего лица, изложенную в справке о рассмотрении обращения, приобщенной к материалам дела.

Заслушав участвующих в деле лиц, исследовав материалы дела, суд пришел к следующим выводам.

Гарантируемое пунктом 1 статьи 23 Конституции РФ право на неприкосновенность частной жизни распространяется на ту сферу жизни, которая относится к отдельному лицу, касается только этого лица и, если его действия носят непротивоправный характер, не подлежит контролю со стороны общества и государства.

Содержание данного права охватывает также охрану тайны всех тех сторон личной жизни лица, оглашение которых лицо по тем или иным причинам считает нежелательным.

Право на неприкосновенность частной жизни означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.

Неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна в соответствии с пунктом 1 статьи 150 ГК РФ относятся к нематериальным благам гражданина.

Данные нематериальные блага в силу п.2 названной статьи ГК РФ защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения.

В целях обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, в Российской Федерации 27 июля 2006 года принят Федеральный Закон «О персональных данных» №152-ФЗ (далее-Закон).

Пунктом 3 статьи 3 Закона дано понятие персональных данных как любой информации, относящейся прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных).

Согласно пункту 5 названной статьи под распространением персональных данных понимаются действия, направленные на раскрытие персональных данных неопределенному кругу лиц.

Согласно определению, содержащемуся в статье 2 Конвенции о защите физических лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера (ETS N 108) (заключенной в г. Страсбурге 28 января 1981 года), "персональные данные" - это информация, касающаяся конкретного или могущего быть идентифицированным лица.

В силу ст. 19 Гражданского кодекса РФ гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая.

Таким образом, к персональным данным лица следует относить, прежде всего, его фамилию, имя, отчество, год, месяц, дату и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессию, доходы, а также другую информацию, при которой возможно идентифицировать конкретное лицо.

Судом установлено, что в программе «Де Факто», вышедшей в эфир на телевизионном канале «Тверской проспект» 22 июля, 25 июля и ДД.ММ.ГГГГ были распространены персональные данные истца (паспортные данные), содержащиеся в доверенности от ДД.ММ.ГГГГ №, возможные для обозрения неопределенному кругу лиц, что признавалось представителем ответчика и подтверждено сообщением ответчика от ДД.ММ.ГГГГ №.

Учредителем и редакцией данного телеканала является ответчик, что подтверждено свидетельством о регистрации средства массовой информации № от ДД.ММ.ГГГГ и справкой Управления Роскомнадзора по Тверской области о рассмотрении обращения.

Выход данной программы в эфир сделал возможным ее размещение в общедоступной сети интернет, подтвержденное протоколом от ДД.ММ.ГГГГ, составленным врио нотариуса <данные изъяты> районного нотариального округа Тверской области.

В силу ч.1 ст.5 Закона обработка персональных данных должна осуществляться на законной и справедливой основе.

Согласно части 1 статьи 6 Закона обработка персональных данных должна осуществляться с соблюдением принципов и правил, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Обработка персональных данных допускается в следующих случаях:

1) обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных;

2) обработка персональных данных необходима для достижения целей, предусмотренных международным договором Российской Федерации или законом, для осуществления и выполнения возложенных законодательством Российской Федерации на оператора функций, полномочий и обязанностей;

3) обработка персональных данных необходима для осуществления правосудия, исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица, подлежащих исполнению в соответствии с законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве (далее - исполнение судебного акта);

4) обработка персональных данных необходима для исполнения полномочий федеральных органов исполнительной власти, органов государственных внебюджетных фондов, исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и функций организаций, участвующих в предоставлении соответственно государственных и муниципальных услуг, предусмотренных Федеральным законом от 27 июля 2010 года N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг", включая регистрацию субъекта персональных данных на едином портале государственных и муниципальных услуг и (или) региональных порталах государственных и муниципальных услуг;

5) обработка персональных данных необходима для исполнения договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, в том числе в случае реализации оператором своего права на уступку прав (требований) по такому договору, а также для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных или договора, по которому субъект персональных данных будет являться выгодоприобретателем или поручителем;

6) обработка персональных данных необходима для защиты жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов субъекта персональных данных, если получение согласия субъекта персональных данных невозможно;

7) обработка персональных данных необходима для осуществления прав и законных интересов оператора или третьих лиц либо для достижения общественно значимых целей при условии, что при этом не нарушаются права и свободы субъекта персональных данных;

8) обработка персональных данных необходима для осуществления профессиональной деятельности журналиста и (или) законной деятельности средства массовой информации либо научной, литературной или иной творческой деятельности при условии, что при этом не нарушаются права и законные интересы субъекта персональных данных;

9) обработка персональных данных осуществляется в статистических или иных исследовательских целях, за исключением целей, указанных в статье 15 настоящего Федерального закона, при условии обязательного обезличивания персональных данных;

10) осуществляется обработка персональных данных, доступ неограниченного круга лиц к которым предоставлен субъектом персональных данных либо по его просьбе (далее - персональные данные, сделанные общедоступными субъектом персональных данных);

11) осуществляется обработка персональных данных, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральным законом.

Статьей 7 Закона предусмотрено, что операторы, иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно части 1 статьи 11 Закона сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность, (биометрические персональные данные) и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных, могут обрабатываться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи. Рассматриваемый случай к указанным в части 2 статьи 11 Закона не относится.

В силу части 3 статьи 9 Закона обязанность предоставить доказательство получения согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных возлагается на оператора (государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами организующие и (или) осуществляющие обработку персональных данных, а также определяющие цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными.

В соответствии с ч.1 ст.9 Закона субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе.

Доказательства получения от истца согласия на обработку его персональных данных ответчиком суду не представлено.

Проверкой, проведенной Управлением Роскомнадзора по Тверской области по обращению истца, установлено, что ответчиком были нарушены требования ч.1 ст.6 Закона в части обработки (распространения) персональных данных (паспортных данных) истца как субъекта персональных данных без его согласия, и по отношению к цели обработки персональных данных распространение паспортных данных гражданина Четверкина Г.К. было избыточным.

Из изложенного следует, что принадлежащее истцу его личное неимущественное право на защиту персональных данных и на неприкосновенность его частной жизни было нарушено.

Наличие общественно значимого интереса п.7 ч.1 ст.6 Закона, для удовлетворения которого в программе «Де Факто» было необходимо распространение персональных данных истца, либо иных оснований, приведенных в части 1 статьи 6 Закона, которые бы позволяли распространить паспортные данные истца без его согласия, ответчиком не доказано, а судом не установлено.

Из изложенного следует, что принадлежащее истцу его личное неимущественное право на защиту персональных данных и на неприкосновенность его частной жизни было нарушено.

Частью 2 статьи 17 Закона предусмотрено право субъекта персональных данных на судебную защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда.

В силу части 2 статьи 24 Закона моральный вред, причиненный субъекту персональных данных вследствие нарушения его прав, нарушения правил обработки персональных данных, установленных настоящим Федеральным законом, а также требований к защите персональных данных, установленных в соответствии с настоящим Федеральным законом, подлежит возмещению в соответствии с законодательством Российской Федерации. Возмещение морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных субъектом персональных данных убытков.

Извинение как способ судебной защиты прав и законных интересов субъекта персональных данных статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчика по данной категории дел принести истцу извинения в той или иной форме.

При определении размера компенсации морального вреда в соответствии со ст.ст.151,1101 ГК РФ суд принимает во внимание характер причиненных истцу нравственных страданий, степень вины причинителя вреда, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, индивидуальные особенности потерпевшего, учитывает требования разумности и справедливости.

При этом суд исходит и из того, что истец определил полагающуюся ему компенсацию морального вреда в размере 1 рубля, сочтя такой размер компенсации достаточным для восстановления его нарушенного права.

На основании изложенного суд полагает, что в счет компенсации морального вреда с ответчика в пользу истца надлежит взыскать компенсацию морального вреда в требуемом истцом размере.

В силу ст.98 ГПК РФ с ответчика в пользу истца в возмещение расходов по уплате госпошлины надлежит взыскать 300 руб.

Руководствуясь ст.ст.193-199 ГПК РФ,

РЕШИЛ:

Взыскать в пользу Четверкина Г.К. с ОАО Независимой телевизионной станции «Тверской проспект» в счет компенсации морального вреда 1 рубль, в возмещение расходов по уплате госпошлины 300 рублей, а всего 301 рубль.

Четверкину Г.К. в удовлетворении искового требования о понуждении к принесению извинений отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Тверской областной суд через Центральный районный суд г.Твери в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий

Суд:

Центральный районный суд г. Твери (Тверская область) (подробнее)

Истцы:

Четверкин Г.К. (подробнее)

Ответчики:

ООО Телерадиокампания "Тверской проспект" (подробнее)

Судьи дела:

Пержукова Людмила Валентиновна (судья) (подробнее)


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened